От Ленинграда до Сталинграда


Жизнь в деревне легкой не назовешь и сейчас. Что уж и говорить про начало сороковых. Однако большая семья, где воспитывался вместе с пятью братьями Петр ТРОМБИЦКИЙ,  трудностей не боялась. Работали дружно, помогали один одному, справлялись с повседневными заботами и на судьбу не жаловались.

 

Весь быт и мирное течение жизни разрушились в один день – 22 июня 1941 года все мужчины из семьи Тромбицких, кроме самого младшего сына, которому тогда едва сравнялось пятнадцать лет, были вызваны в военкомат. Родина нуждалась в защитниках, и долг был оплачен сполна.

С самого раннего утра в тот роковой для всей страны день над деревней Задубье Кармянского района Гомельской области начали кружить самолеты. Их гул разбудил ничего не понимающих сельчан. Но все же, еще не до конца осознавая случившееся, они вернулись к повседневной жизни. Ненадолго. Приказ срочно явиться в комиссариат Петру Тимофеевичу передали, когда тот был в школе. Нечего и говорить, что сборы были недолгими, а мать, не пряча слез, провожала пятерых сыновей и мужа на войну, надеясь на лучшее и прощаясь с ними навсегда. Беда не миновала семью. На одного – пришла похоронка с фронта, а самый младший, не попавший на передовую из-за возраста, подорвался на мине.

Петра Тромбицкого Бог миловал, позволив вернуться домой живым. Но и ему выпало немало на дорогах войны. Толком не набравшийся воинского умения рядовой попал в качестве пулеметчика на Ленинградский фронт, обстановка на котором складывалась очень напряженная. Северная столица, взятая в кольцо, осталась практически без связи с внешним миром, но не сдавалась. Единственным путем к спасению миллионов советских граждан, оказавшихся в блокадном городе, оставалась дорога через замерзшее Ладожское озеро. Именно ее, Дорогу жизни, или военно-автомобильную №101, охраняли, зачастую ценой жизни, красноармейцы. В их числе был и Петр Тимофеевич. Он наяву видел подвиг народа, о котором снято множество документальных и художественных фильмов. Но даже самое реалистичное кино не сможет передать того ужаса, что пережили ленинградцы. Однако  и голод, холод и постоянные налеты вражеской авиации, ставшие будничными спутниками жителей города, не смогли сломить их волю к победе.

Не лучше обстояли дела и на других фронтах. Враг вклинивался все глубже в территорию страны. Огромные неприятельские силы собирались в междуречье Дона и Волги. На помощь частям Красной Армии, стоящим за Сталинград, был направлен и пехотный полк, в котором служил рядовой Тромбицкий. Приказ был один – город не сдавать любой ценой. Кровавые бои, развернувшиеся на его улицах, ветеран помнит и сегодня. Глядя на горящие руины, бывшие когда-то населенным пунктом, в которых советские солдаты сражались с фашистами, Петру Тимофеевичу трудно было даже представить, что там всего несколько недель назад стоял город и в нем жили люди. Авиа- и удары немецкой артиллерии практически стерли Сталинград с земли. А у бывшего тракторного завода чуть не лег в нее и сам Тромбицкий.

Зима сорок второго выдалась на удивление морозной, в редких затишьях между обстрелами бойцы коченели от холода. Казалось, что столбик термометра опустился до минус сорока градусов. Ледяной воздух обжигал легкие и сковывал движения. Но, несмотря на лютую стужу, рабочие завода в уцелевших стенах здания ремонтировали поврежденные советские танки и оружие под прикрытием солдат. Порой работа не останавливалась, даже когда немцы шли в атаку, а над головой свистели пули. Ситуация осложнялась еще и тем, что применять огнестрельное оружие было вдвойне опасно: выпущенный заряд мог срикошетить от стен полуразрушенного здания. Приходилось вступать с неприятелем в рукопашную, в ход шли штыки и все, что подворачивалось под руку. В одной из схваток Петра Тимофеевича зацепило. В левое бедро и голень попал осколок разорвавшейся мины.

Красноармейца  вынесли с поля боя товарищи. Залечивал тяжелое ранение он в госпитале в г. Молотове (теперь г. Пермь). Врачи обнаружили в травмированной ноге следы заражения крови, стоял вопрос об ампутации. Петр Тромбицкий отказывался от операции. «Кому же я одноногий буду нужен», – говорил он. Родное белорусское Полесье было оккупировано фашистами, сведений о доме и о родных не было никаких. Страх перед увечьем был сильнее, чем перед смертью, и Петр Тимофеевич стоял на своем. На его счастье в госпитале встретился земляк-врач. Тот тоже попал в лазарет с ранением: поезд, в котором ехал мужчина, разбомбили немцы. Досталось и ему. Медик осмотрел нежданного пациента и пришел к выводу, что его коллеги посчитали признаком заражения воздействие газа, содержащегося в разорвавшемся снаряде. После должного, но продолжительного лечения ногу удалось сохранить. Однако в строй рядовой Тромбицкий больше не вернулся. Сталинград оставил о себе память на всю жизнь не только в сердце, но и на теле.

Светлана МИГУН.

Фото автора.

Метки:

Ваш отзыв

1 октября – день пожилых людей 1 сентября – день знаний 4 октября – день учителя 5 кастрычніка – дзень работнікаў крымінальнага вышуку 6 октября – день архивиста 20 сентября – день работников леса 25 октября – день автомобилиста и дорожника 26 АПРЕЛЯ – ДЕНЬ ЧЕРНОБЫЛЬСКОЙ ТРАГЕДИИ 26 июня – день работников прокуратуры 70-летие великой победы 2015 – год молодежи Аздараўленне Актуально Акцыя Ахова працы В комитете госконтроля Ганаруся сваёй прафесіяй Год культуры Да 450-годдзя Любані Демография День работников сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности Дэмаграфія Единый день информирования За здаровы лад жыцця Конкурс «Перамога ў нашай памяці жыве» Летняе аздараўленне Людзі і справы Международные связи Народ и власть Наши достижения Обратная связь Оздоровление ПРАЕКТ «ЖЫВЕ МАЯ ВЁСКА» Парламентский вестник Патрыятычнае выхаванне Пресс-тур губернатора Минской области Профилактика правонарушений Профориентация Святы Служба занятости Служу отечеству! Справы вясковыя Творчество Ураджай-2016 Цікавая экскурсія