От Москвы до Берлина


Про таких, как ветеран Великой Отечественной войны Алексей Матвеевич Марковский, говорят «родился в рубашке». Только у него таких «рубашек», наверное, было несколько. В декабре прошлого года Алексей Матвеевич отметил 93-летие, но, уверен фронтовик, у него есть и второй, и третий дни рождения. Пройдя всю Великую Отечественную войну,  не  единожды  оказывался на грани жизни и смерти.  И впервые с суровыми испытаниями на прочность  встретился он под Москвой…

– Призывался я в мае 1940 года. Начинал служить в Новосибирске. На гражданке работал комбайнером в колхозе, так что неудивительно: когда понадобилась помощь в уборке урожая в северной полосе, всех, кому знакома сельхозтехника, направили на подмогу. Когда началась война, мы как раз таки трудились на полях Сибири. В Новосибирск вернулись уже практически зимой. И сразу же были зачислены в учебный лыжный полк. Однако до конца курс я так и не прошел, – вспоминает Алексей Матвеевич.

В конце 1941 года вышел приказ Главнокомандующего: всех красноармейцев, умевших обращаться с техникой, направить на переподготовку. В одном из автополков в том же Новосибирске рядовой Марковский сменил квалификацию. Теперь молодой человек осваивал не тракторы и комбайны, а танки, тягачи и прочую бронетанковую технику. Уже через пару месяцев механик-водитель занял свое место в экипаже легендарного Т-34.

– По железной дороге доехали до Ельного, а оттуда своим ходом под Москву. Из-под столицы пошли в сторону Тулы. По пути наткнулись на еще дореволюционное барское имение, которое немцы успели превратить в настоящую крепость. Чтоб их выбить, пришлось повозиться. Помню, зима в тот год особенно лютовала. Морозы стояли страшные, но когда вышли из боя, по спине у меня градом катился пот.

Не дойдя до пункта назначения, 42-й отдельный танковый полк, в котором служил белорус, повернул на Брянск, а затем, после его освобождения, – в Орловскую область. И вновь приказ – необходима помощь на Курской дуге.

– Танки бросали на самые тяжелые участки, туда, где надо было пробить брешь  во  вражеской  обороне,  или заткнуть – в своей. Поэтому нигде подолгу не задерживались, но и трепало нас неплохо. Досталось и под Курском. В сам город мы не входили, на подступах к нему получили задание – спешно направляться к железнодорожной станции под Прохоровкой, где уже вовсю кипело танковое сражение. Сколько было техники, говорить не берусь. Но столько «Тигров» и «Фердинандов» в одном бою мне больше видеть не приходилось.

Как вспоминает ветеран, гул был слышен за многие километры, а рой самолетов издали представлялся тучей. Взрывы поднимали в воздух землю, все поле горело. Солнце закрылось плотной взвесью пыли, песка и золы, стоял запах горелого, раскаленного металла и пороха. Сверху падали горящие части самолетов. Бойцы задыхались от тяжелого, удушливого дыма, который стлался по полю, щипал глаза. Танки различали по силуэтам. Над полем стоял грохот разрывов, гул моторов и скрежет сталкивающихся машин.

– Сперва старались подпустить немцев поближе, метров на пятьсот. Советские танки проигрывали немецким в броне, зато там, где нужна была маневренность, им не было равных. Было дело, и на таран шли – танк на танк, сражались, кто как мог…

Из того самого многочисленного танкового сражения экипажу удалось выбраться хоть и изрядно потрепанному, но без потерь. Правда, Курская область оставила о себе и иную память.

– За время службы на фронте мне пришлось сменить четыре танка. Первый раз – подорвался на мине у крупной узловой станции Косторна под Курском. Все произошло мгновенно: танк качнуло, меня оглушило взрывом. В медсанчасти, куда я попал с контузией,  сказали,  что родился я «в рубашке».

А полк двинулся дальше. Подлечившись, свое место в строю занял и Алексей Матвеевич. Освобождения ждала родная Беларусь.

Первым городом, в избавлении которого от захватчиков участвовал сержант Марковский, стал Добруш, затем – Гомель. По дороге к нему пришлось сооружать понтонный мост через Сож, однако класть бревна под гусеницы танков понадобилось не только у берегов рек.

– Намучились мы с техникой на Полесье. Места у нас болотистые, таскали бревна, чтоб танки не проваливались в воду. Одно радовало: гоним врага от родного порога, я ж сам полешук, из Лельчицкого района тогда еще Полесской области. Вышли к Рогачеву, потом на Бобруйск, оттуда – на столицу.

Под Бобруйском 42-му отдельному тоже изрядно досталось. За образцовое выполнение заданий командования в боях с немецкими захватчиками при прорыве сильно укрепленной обороны немцев, прикрывающей Бобруйское направление, и проявленные при этом доблесть и мужество указом Президиума Верховного Совета СССР полк был награжден орденом Красной Звезды и стал называться 42-м отдельным танковым Бобруйским Краснознаменным. Однако боевой путь ветерана в его составе подходил к концу.

– В Минск зайти не довелось – пока были в пути, там уже чествовали освободителей. Нас развернули на Борисов. В районе устья реки Березины сосредоточились серьезные силы противника. Там мы их и зажали, много тогда фрицев полегло, но и нам всыпали. Наш полк первым пошел на прорыв обороны. А вернулось из боя всего ничего, я и еще шестеро сослуживцев… Отправили нас на переформирование в Тулу.

Уже в составе 43-го полка по железной дороге Марковский вернулся в Беларусь. Но на родной земле красноармейцу вновь не повезло – во время одной из стоянок техника подверглась обстрелу: «мессер» на малой высоте поливал огнем техников и механиков. Осколком зацепило тогда и Алексея Матвеевича. Ранение в ногу было неопасным, красноармеец и на этот раз «отделался» медсанчастью, после которой вновь вернулся к управлению боевой бронемашиной.

Слоним, Зельва, Волковыск, Сокол – боевым порядком 43-й отдельный танковый полк 1-го Белорусского фронта шел к границе Советской Белоруссии с Польшей.

– К концу августа мы были уже по ту сторону границы. Нас все так же бросали на прорыв, и мы подолгу нигде не задерживались, поэтому всех городов и не помню. Зато хорошо помню, как нас встречали местные жители. «Паны» и «пани» приходили к нам не с пустыми руками, предлагали кто овощи, кто фрукты, а кто и, что греха таить, погорячее. Правда, если наши люди на освобожденной территории старались просто угостить солдат, то поляки – только в обмен на нужные им вещи.

Чуть дольше обычного задержались под Варшавой, где советское командование готовило наступательную операцию, благодаря которой были уничтожены значительные силы противника и расчищен путь к Восточной Пруссии. Перед 43-м полком стояла задача в составе 2-й гвардейской танковой армии за день совершить стремительный  бросок  на  80 км,  выйти в район Сохачева и отрезать пути отхода варшавской группировке противника. С поставленным заданием танкисты справились, ведь за польским городом начиналась уже территория Германии.  Дойти до столицы Третьего рейха и уничтожить ненавистный фашизм было общей мечтой десятков миллио-нов советских людей.

Восточная Пруссия встретила красноармейцев куда как неприветливо.

– Местность там для тяжелых танков (к тому времени механик-водитель пересел уже за штурвал ИС-2) не приведи Господи: то болота, то пески, то холмы, да еще идти приходилось по незнакомому маршруту, ведь танки всегда шли в арьергарде.

Немногим лучше дела обстояли и в Померании, захватив которую, командование планировало проложить путь армии-освободительнице к Берлину. Хотя, как признается ветеран, тем, кто пробивался восточнее, пришлось искрошить зубы, вгрызаясь в гранит мощных оборонительных сооружений. В ходе войны старые укрепления были модернизированы; на километр фронта приходилось до 4-х долговременных огневых точек.

Но все же упорное сопротивление немцев удалось сломить, дорога к столице Германии была открыта. 23 дня понадобились войскам 1-го и 2-го Белорусского, 1-го Украинского фронтов, а также союзников, чтобы расчистить подступы к Берлину и занять его, принудив тем самым руководство Третьего рейха капитулировать.

– Прорыв был стремительным, в три часа утра, после продолжительной артподготовки, включили мощные прожекторы, чтобы ослепить врага. И наш полк одним из первых вошел в город, первые полтора-два километра особого сопротивления мы не встретили, но чем глубже вклинивались, тем труднее становилось. Дошли до перекидного железнодорожного моста и вынуждены были остановиться. Несколько наших танков повернули на Рейхстаг, а мы остались у моста, рядом с немецким кладбищем, и тут пронеслась весть – капитуляция. Получалось, что с одной стороны моста еще война, а с другой, с нашей, – уже победа…

Уничтожив последние видимые очаги сопротивления, Красная Армия овладела вражеской столицей.

– Уже когда было объявлено о полной и безоговорочной капитуляции фашистской Германии, мы попросились на Рейхстаг. Внутрь зайти не удалось  – здание еще горело после авиаударов. Уцелело лишь несколько стен, к которым можно было подобраться, а желающих оставить на память свой автограф солдат было очень много. Мне пришлось становиться на плечи товарища, чтобы черкануть на куске бетона: «Советский танкист Марковский Алексей Матвеевич. Май 1945».

Победу праздновали у артиллерийского училища, расположенного по улице имени Паулюса. Продвигаясь по ней, не дойдя до места назначения,  водитель-механик ИС-2 попал в «ловушку» – тяжелый танк остановился у заграждения и провалился сквозь поврежденные артиллерийскими ударами перекрытия и асфальт, угодив в подземное метро. Чтобы вытащить  стоящую практически вертикально бронетанковую машину, понадобились два тягача. Однако это досадное «недоразумение» не помешало отпраздновать победу.

– Расположились  прямо на брезенте, которым укрывали танки. Были в тот день и радостный смех, и горькие слезы по погибшим товарищам. Эмоции переполняли нас, не верилось, что этой проклятой войне пришел конец, и скоро вернемся домой…

Правда, демобилизовался Алексей Матвеевич лишь через год. 43-й отдельный танковый полк был расформирован. Три его батальона остались в Берлине следить за порядком, давить недобитого врага, который не хотел верить в свое окончательное поражение.

Светлана КРИВАЛЬЦЕВИЧ.

Ваш отзыв

1 октября – день пожилых людей 1 сентября – день знаний 4 октября – день учителя 5 кастрычніка – дзень работнікаў крымінальнага вышуку 6 октября – день архивиста 20 сентября – день работников леса 25 октября – день автомобилиста и дорожника 26 АПРЕЛЯ – ДЕНЬ ЧЕРНОБЫЛЬСКОЙ ТРАГЕДИИ 26 июня – день работников прокуратуры 70-летие великой победы 2015 – год молодежи Аздараўленне Актуально Акцыя Ахова працы В комитете госконтроля Ганаруся сваёй прафесіяй Год культуры Да 450-годдзя Любані Демография День работников сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности Дэмаграфія Единый день информирования За здаровы лад жыцця Конкурс «Перамога ў нашай памяці жыве» Летняе аздараўленне Людзі і справы Международные связи Народ и власть Наши достижения Обратная связь Оздоровление ПРАЕКТ «ЖЫВЕ МАЯ ВЁСКА» Парламентский вестник Патрыятычнае выхаванне Пресс-тур губернатора Минской области Профилактика правонарушений Профориентация Святы Служба занятости Служу отечеству! Справы вясковыя Творчество Ураджай-2016 Цікавая экскурсія